Рудской Андрей Иванович

19.02.2017

Когда я был студентом

В нашей газете часто печатаются воспоминания выпускников вуза – людей, добившихся значительных успехов в жизни. Как правило, эти статьи вызывают неизменный интерес у современной молодежи, ведь всегда хочется знать, «как было раньше». И не только для сравнения, но и для того, чтобы найти пример для подражания. Сегодня под рубрикой «Когда я был студентом» публикуется рассказ ректора вуза Андрея Ивановича Рудского об «изумительных», по его словам, годах учебы в Политехе.

Рудской Андрей Иванович

Я окончил физико-математическую школу в Кустанае. У нас был очень сильный класс. Все смогли поступить в вузы, в т.ч. в одни из лучших. А я вот выбрал Политех. Причем уже после девятого класса. В то лето мы всем классом ездили посмотреть обе наши столицы. В Ленинграде жили в общежитии китайской школы на Светлановском проспекте. И все пять дней проезжали мимо Политеха.

Конечно, я тогда сфотографировал виды института, изучил и его историю, и других вузов тоже, и понял, что ЛПИ вне конкуренции. Не определился только со специальностью. Хотел быть физиком-ядерщиком или хотя бы просто физиком, тогда эти профессии были овеяны романтикой.

Когда через год пришел подавать документы, судьбу мою определил молодой тогда еще доктор наук, профессор, зав. кафедрой Анатолий Константинович Григорьев. Он меня на входе выловил и сказал: «Если хочешь быть настоящим мужчиной и достойно прожить жизнь, ты должен стать металлургом». Со временем я оценил значимость металлургии для нашего государства и понял, что не ошибся.

Я уверен, что нет плохих специальностей, непопулярных, нелюбимых. Есть глубина компетенции человека в своей области, и она определяет все. Если кто-то не любит свое дело, значит, он его просто не знает…

Рудской А.И. с отцом и братом

Мои родители были настоящими тружениками, первоцелинниками. Отец получил звание Героя Социалистического Труда и Звезду Героя в 27 лет, в год моего рождения, в 1957-м. Я всегда на него равнялся, хотел стать успешным благодаря труду и самосовершенствованию. А еще я считал, что должен иметь крепкую мужскую профессию, в т.ч. хорошо оплачиваемую, чтобы достойно содержать семью.

Поступил я без особых трудов, сдав четыре экзамена. Годы обучения были изумительные, я с удовольствием учился. Замечательные были группы, мы вместе ездили в колхозы. Не знаю, почему (я не стремился быть всегда на первых ролях), но меня сразу избрали комсоргом курса, через пару лет Александр Николаевич Кобышев взял меня в комитет комсомола ЛПИ, заместителем секретаря которого он тогда был. И я работал под его началом и очень ему признателен за первые уроки лидерства.

Меня включили в состав отдела международной деятельности. Конечно же, контактировали мы чаще с представителями стран социалистического блока, поэтому и более теплые отношения складывались именно с ними. Но не в период Чемпионата мира по хоккею, когда мы с чехами однозначно были по разные стороны баррикад (их в то время у нас очень много училось).

ССО – кладка, сварка и… «ласточкин хвост»

Отдельная страница жизни – стройотряды. Я начал работать в ССО со второго курса. Первые два года вкалывал, так сказать, кайлом, затем уже стал руководить. Карелия, Ленобласть, Домбай, Саяно-Шушенская ГЭС, где я был комиссаром зонального отряда, и др.

Отдельная страница жизни – стройотряды

На трудовых вахтах научился кирпичной кладке, сварке, бетонным работам. Все эти навыки пригодились в жизни не раз. Первую дачу строил сам. Занимался и внутренней отделкой, и техническим обеспечением. Особой гордостью была баня, для которой вручную делал и вагонку, и полки, и даже дверь сцепкой «ласточкиным хвостом» сам смастерил.

К фестивалю будь готов!

Особая история связана с поездкой в 1978 г. на фестиваль молодежи и студентов в Гавану. Обком комсомола отбирал активистов-хорошистов. От Политеха рекомендовали меня и выпускника ЛПИ Александра Яковлевича Свиридова, к сожалению, рано ушедшего. Он был легендарной фигурой, гуру всех стройотрядовцев, раз 12-15 бывал в ССО. Позже он стал свидетелем на моей свадьбе. Мы с ним дружили до самой его кончины.

На Кубу нас отправили в полном обмундировании. Выдали и рубашки, и футболки, и обувь, и шляпы. Северную столицу представляли 12 человек, а всю страну – 800. В состав нашей делегации входила и Нина Таирова, студентка консерватории, пианистка и, как оказалось, моя судьба. Сразу ее приметил, не буду скрывать. Но во время поездки было не до отношений, они развивались после возвращения. Там надо было работать. Перед путешествием  мы почти месяц готовились. Разу­чивали песни, сценки, презентацию.

Потом нас увезли в славный город Одессу, откуда мы вышли в море на построенном в Финляндии теплоходе «Грузия», которому от роду было два года. Шикарный круизный лайнер, несколько саун, два бассейна, суперпитание, в общем – ах, ах, ах, коммунизм.

Через Босфор прибыли в Грецию, затем зашли в Лиссабон (Португалия), дальше – в столицу экзотических Азорских островов. На автобусах мы поднимались на вершину вулканического острова. За несколько часов побывали во всех климатических зонах: от тропиков до полярной зоны, где лежал снег. Местное население принимало нас как каких-то полубогов.

Потрясающее путешествие длилось 18 незабываемых дней. Все время светило яркое солнце и дул легкий бриз. Это был первый в моей жизни и пока единственный круиз такого масштаба. Каждое утро начиналось с подъема флага страны под гимн СССР. В горле стоял комок, а девочки плакали от гордости за то, что они живут в такой великой державе. С нами плыл первый секретарь ЦК ВЛКСМ Борис Пастухов. Всю делегацию возглавлял первый секретарь ЦК КП Белоруссии П.М. Машеров, Герой Советского Союза, организатор и руководитель партизанского движения в республике в годы ВОВ.

Куба – любовь моя!

…И вот наконец остров Свободы. Фестиваль продолжался неделю, и все эти дни страна не работала. К нам на корабль приходил Рауль Кастро, а вот Фиделя не видели. В подарок кубинцам мы привезли несколько новеньких Икарусов с кондиционерами и объездили на них всю Кубу.

Фестиваль, пожалуй, одно из самых ярких событий в моей жизни

Мы жили на корабле. И в этом плане нам очень повезло, отели Гаваны были не самого, мягко говоря, высокого уровня. Запомнилось и открытие фестиваля. Мы сидели в первых рядах стадиона. И вдруг хлынул тропический ливень. Не поверите, мы почти сразу оказались по пояс в воде, в которой плавали окурки и мусор. Вода ушла быстро, но последствия потопа остались, особенно на наших белоснежных одеждах.

И все же праздник состоялся. Делегация СССР прошла со знаменами, в парадной форме по мокрым коврам футбольного поля, которые не успели вовремя собрать. Страну представляли звездные фигуры: спортсмены Валерий Борзов и Людмила Турищева, молодые ученые, люди с мировыми именами. Конечно, когда шествовали наши, мы кричали громче всех.

Дальше пошли обычные встречи с молодежью из других стран. Никаких провокаций не было, все прекрасно понимали друг друга, хотя в мировых СМИ гадостей в адрес мероприятия хватало. Очень радушно принимали нас жители Гаваны. Зазывали в ресторанчики и бесплатно угощали замечательным кофе, сигарами.

Фестиваль, пожалуй, одно из самых ярких событий в моей жизни. Праздник молодости, будущего, торжество интернационализма. Следующие два месяца мы были в числе самых популярных людей в городе и области. Нашу спетую компанию бесконечно приглашали в разные организации с рассказами о поездке. За это время мы с моей будущей супругой крепко подружились. Почти через год после первой встречи сыграли свадьбу. И хотя поженились в мае, не маемся всю жизнь.

Учитель, перед именем твоим…

…До сих пор помню своих учителей. Определенную роль в моей жизни сыграл Константин Андреевич Шахно. Он блестяще читал лекции и открыл мне совсем другую математику, которую я активно использовал при написании диссертаций. Я думаю, его учебники многие знают. Химию все годы преподавал нам Александр Философович Алабышев. Я очень ему благодарен за знания, хотя именно он не дал мне получить красный диплом, поставив на последнем экзамене тройку (первые семестры у меня были только пятерки). Очень принципиальный был человек, а я действительно тогда много пропускал (весна была...). Можно было пересдать, но не стал, мы ведь тоже принципиальные.

Окончив вуз, я год трудился на кафедре, в аспирантуре не было мест, а потом поступил, конкурс был серьезный. Моим научным руководителем стал Анатолий Константинович Григорьев. Позже, в докторантуре, он меня консультировал.

И в студенчестве, и в аспирантуре подрабатывал. На заводе «Пигмент» разгружали вагоны. Бочки с краской весили 250-300 кг. Немного помучавшись, мы изобрели систему опрокидывания, накатывания и скатывания. И вместо первоначальных пяти часов стали справляться с задачей за 2-2,5 часа, получая по 25-30 руб. за вечер (а стипендия в аспирантуре, для сравнения, составляла 85 руб.). За месяц я зарабатывал больше доцента.

Пророческая шутка!

…В 1989-м мне посчастливилось попасть на десятимесячную стажировку в Университет Ганновера. Поехал один, жен в то время не выпускали, Нина осталась с дочерьми.

Стажировка проходила успешно. Да, было трудно, пришлось с нуля изучать немецкий, но ничего, справился и даже смог потом  преподавать. Стипендию платили приличную: 1500 марок. Я там в общей сложности (наездами)почти три года провел. Задел по докторской сделал хороший. Уезжал оттуда уже профессором университета. Гостевым профессором оставался где-то до 2010 г.

Стажировка проходила успешно

Не знаю, как сложилась бы моя судьба. Может, я бы и осел там, имея вполне благополучное место работы с высокой зарплатой. И семью бы перевез, но жизнь поставила другую задачу. В 2001 г. в Университет Лейбница приехала делегация Политехнического: президент вуза Юрий Сергеевич Васильев с супругой и начальник Управления международных связей Вадим Васильевич Кораблев. Я их везде сопровождал. Ректор немецкого университета в частной беседе с президентом дал мне очень лестную характеристику.

На прощание я пригласил коллег на ужин в итальянский ресторан. Юрий Сергеевич начал меня уговаривать вернуться. Я пошутил: вернусь при одном условии: если сделаете меня ректором! Реакция супруги была незамедлительной: «Ну, вы наглец!». Кораблев очевидно потерял дар речи, а Васильев засмеялся. 

...Как говорится, шутка удалась, через несколько лет  я действительно стал ректором.

Газета Политехник

Название: Рудской Андрей Иванович